NoX World - форум об игре NoX

 
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  
Сейчас онлайн стрима нет!
Сейчас на сервере никого нет!

Обязательно все ознакомьтесь с новыми Правилами Портала!

Актуальные новости:
IP сервера изменён! Новый IP: 45.144.64.229. Сервер также доступен через Westwood Online (XWIS, игру через сервер)


Важные темы:
Как играть по сети? Понятное руководство!
Правила Сервера NoxWorld.
Как помочь форуму финансово?

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Сообщения - Deneir

Страниц: [1] 2 3
1
Приветствую немногочисленный народ Нокса!
Летом потоки вдохновения наконец-то удается вместить в объемистые колбы времени, и, подогреваемые солнцем, размешенные теплым ветром, они вспыхивают ослепительной реакцией, порождая неповторимые самоцветы творений, заключенных в певучие строчки.
Если говорить более приземленно - каковы мнения насчет нового конкурса прозы? Есть ли желание, участники, мысли, идеи?

2
Постараюсь прибыть.

3
Прошу извинения, могу задержаться на вариативный срок от 30 до 60 минут. Но явлюсь всенепременно.

4
Прочее / Тема для оффтопа II
« : 29/03/2012 01:14:37 »
Нашел вышеназванную карту.

5
NoX / Cекретные районы
« : 29/11/2011 17:20:11 »
На мой взгляд, это не секрет, а место хранения огромного валуна, который при нескольких шагах по тоннелю на север выкатывается и заслоняет выход из пещеры.

6
Моддинг / Мод Monster Wars
« : 15/11/2011 21:41:55 »
Может быть, в качестве разнообразия и во имя избежания появления ненужных/незадействованных существ, стоит ввести координально различные орудия "призыва" для каждого из классов? Например, магу достанется жезл "вызова магических существ", колдуну - "посох обитателей леса". Поскольку для воина вряд ли сыщется посох с оговоренным количеством зарядов (за исключением, Посоха Ярости), ему можно даровать уникальные "шурикены вулканической фауны".
Несомненно, подобные действия потребуют экспериментальных изысканий, но, думаю, проект обретёт свою популярность с первой картой, включающей орудия вызова. 

7
Заступлюсь за оригинальную карту ManaMine, а также выступлю против "заблудившейся" карты - первый этаж Башни Иллюзий. Она поражает масштабом и детализацией, которые излишни в сетевой игре, гораздо приятнее видеть это творение в одиночной кампании.

8
На мой взгляд, границей публикации (также как и подведения итогов) следует назначить дату Нового Года. Это открывает следующие возможности:
1) Три месяца неторопливой работы над произведением;
2) Публикация уже готовых произведений (а не всех одновременно), что позволит ознакомиться и рассмотреть каждого претендента в отдельности, не отвлекаясь на других представителей прозы.

9
Доподлинно известен лишь один факт: колдун перестанет погибать от единичного выстрела посоха смерти. Совершенно неясно, повлечет ли добавление целых двух жизней какие-нибудь сокрытые последствия (например, пресловутые две жизни будут соответствовать дополнительному удару великого меча при различных комбинациях обмундирования, что, несомненно, выдвинет колдунов в плане могущества ещё и перед воинами).
Также справедливо заметить, что в связи с "огромным скачком медицины" Нокса, связанного с мгновенным потреблением зелий здоровья, маг будет просто не в силах одолеть подготовленного к сражению колдуна.
Как колдун, выступаю против сего сомнительного нововведения.

10
Выступаю против внесения изменений на сервер.
Неужели простая блокировка заклинания (причем весьма дорогого) единственный очевидный выход? На мой взгляд, много интересней найти контрприем против ранее незамеченной тактики (которая, по моим наблюдениям, базируется отнюдь не на бессмертии). Тем более, что после данного маневра вполне можно лишиться отличного зарубежного игрока.
Посему предлагаю воздержаться от скоропостижных действий и при необходимости, действительно, провести голосование.

P.S. Larboss, осмелюсь напомнить:
Недостатки баланса ка обычно лечатся "прямыми руками"


11
1.Ники игроков на форуме: Deneir - Дарец;
2.Ники игроков в игре: Deneir AR - Тарнум;
3.Капитан: Deneir;
4.Правила турнира прочли и согласны: Да.

ЗАЯВКА №12 ПРИНЯТА

12
Дабы разнообразить игру на сервере, предлагаю добавить следующие карты, созданные настоящими мастерами своего дела. В частности это карты:

theroad
deserts
Swamps
Winter

Думаю, многие поддержат этот список, ибо все его составляющие отличаются оригинальностью идеи, а также высоким мастерством исполнения.

13
Я также выступлю за удаление сего издевательства над игроками. Если на визуальные "красоты" ещё можно закрыть глаза, то на невесть откуда появляющихся пауков, мнимые укрытия,  запертые двери, иррациональное построение карты уже не получится. 

14
Достаточно вспомнить то сообщение, где вскользь упоминалась возможность присвоить щелчку мыши некую команду, имитирующую постоянное нажатие той или иной кнопки. Яркий пример - постоянное употребление лечебных снадобий  :) .

15
двустворчатого моллюска

Ваша любимая книга про...

16
...бехолдера.
Ты коллекционируешь...

17
 Это что, огород в мой камень? Я тут изголяюсь, придумываю различные тактики, а потом говорят, что сейчас развелись только одни бональные лучевики. Я уже приспособил землетресение, облитерацию, тянуть, толкнуть. А про луч я и вовсе забыл.
 Тем более, я не один такой. Возможно это мнение сложилось из-за того, что кто-то слишком редко играет.

18
Долгое время меня преследовал один вопрос... И вот появилась возможность его задать.
Несколько недель назад (чуть более месяца) в некоторой теме пользователь Larboss написал об одном интригующем способе назначении управления в Ноксе (по моим воспоминаниям, инцидент имел место в этой теме). Информация была действительно интересной, поэтому я уделил этой теме большее внимание. Вскоре, сообщение Larboss'a пропало, как и возможность изучить данный способ управления подробней.
А теперь вопрос: удалялось ли сообщение Larboss'а, и если да, то неужели в данном способе управления есть нечто секретное, что не положено знать "рядовым" пользователям?

Заранее благодарен за честный ответ.

19
Рубаем в реале / РИ - Нокс'10.
« : 09/05/2010 22:06:09 »
Что-то сюжет был слишком быстро списан на некоторую легкоразрешимую помеху.
Крепкий сюжет, выдержанный в духе, стиле и атмосфере Нокса - только он сможет стать надежной основой для игры по этой вселенной. А для его написания требуется доскональное изучение истории Нокса, прописанной как самими разработчиками, так и, непосредственно, игрой. Если вы всерьёз задумались над сценарием - не убейте Нокс бональными композициями, тем более - "графоманством". И это будет, на мой взгляд, самой сложной частью предприятия.

20
Агар: В начале игра была приятная, правда, бало сыграно совсем немного некомандных арен (коим  я отдаю предпочтение). Однако потом набежало много народу, колдунов и войнов в основном, карты, как назло, становились все меньше и меньше. Игра превратилась (как мне кажется) в беготню за маной, спамо-кемперство (ну это я так, гиперболизирую  :) ) и победу держали команды войнов ит колдунов. В конце концов, мяне это стало утомлять, и я благоразумно передал пульт управления братцу, как мне кажется, весьма вовремя  :) .

21
Глава -5-
Сказание о Восходе. Поручение.
  Юг источили яд и ненасытные побеги. Закат сомкнулся бурями и ветром.
  Север скован льдами ужаса и смерти. Ручьями крови обрамлён Восток…
  На Восходе час рассвета – вуаль, не пронзенных солнцем нитей...
  Тот, кто предал – Властелин, кто же нет – воитель….

Забытая песня Огненных Рыцарей, первые дни Дан Мира

  Казалось, осень подходила к концу, хотя её месяцы ещё даже не перешагнули солнцеворот. Обычно, в лесистых Кущах увядание происходит по законам природы – деревья не спеша сбрасывают бледно-зелёную, все ещё сочную листву, которая упругим ковром выстилала пролески, овраги; кусты плодоносят, пестреют созвездиями ярких ягод, звери готовятся к спячке. Но необычное чувство поселилось в душе у каждого с началом этой осени. Ожидание перемен, катаклизмов, но странные ощущения уходили на второй план за бесчисленными заботами. Храм Икс закрылся раньше обычного, торговцы, мастеровые, садоводы – все стремились закончить дела до первого снега, но его приход был столь неожиданным, что многие молодые деревья за одну ночь вымерзли, навсегда оставшись сухими сталагмитами подлеска. Колдуны находили десятки животных, замерзших за одну ночь, некоторые стаи птиц так и не смогли покинуть свои ночные насесты, Икс покрылся толстым панцирем непроницаемого льда…
  Страшный знак видели умудрённые опытом колдуны, в том числе и Эдвин. Молодое же поколение обнаружило лишь ещё одну случайность, неприятное совпадение, преодолимую трудность. Эдвин с юных лет старался выработать чувство природы, понимание её хаотичного языка, благодушного и непостоянного. Он знал, о чем шепчутся деревья Колдовских Кущ, слышал невнятный шёпот проклятий уродливых хвощей Юга, вкрадчивый голос бурегона, но лишь холод смерти колдун увидел в беспощадных порывах Севера, в одну ночь принесшие несчастья – небывалый мороз, колючий как тысячи игл снегопад, удушье. Те, кто рискнул выйти на улицу этим утром, рассказывают, как глаза леденели, а дыхание превращалось в пар. Холод отступил через несколько дней, оставив мертвый лёд и снег, неприятный отпечаток в душе. Ежегодные празднества – великолепная ярмарка, увенчанная всеизвестным состязанием в стрельбе – были сорваны, несобранный урожай – уничтожен. Но и беда не явилась одна – с Востока пришли вести о грядущем возвращении отряда, пропавшего на долгие три года. Многие уже потеряли веру в то, что смогут увидеть родных, знакомых, учителей и наставников живыми… Но Эдвин знал о возвращении экспедиции, ибо её вел и возглавлял Мастер-Колдун, великий Карвинд, чье имя достойно стоять в одном ряду вместе с Создателями Посоха Ярости.
  Неделя минула с поры смертоносного холода, Эдвин ушел за ответами в Храм, Келеран согласился провести старого друга, нарушив некоторые запреты. Ганем подолгу оставался один – Эдвин мог уйти на час, а порой - на неделю. За год маг освоился в землях колдунов – он получил двурогий ученический шлем, посох, этим летом сделал себе лук из древнего овражника. Многое получалось с первого приступа, но и немалое оставалось недостигнутым. Ганем так и не смог заговорить с животными, не чувствовал воли Зверя из глубин Храма. Стрельба давалась тяжело, мысли постоянно обращались к волшебству Галавы, не забытому, сохраненному в самых сокровенных мыслях и мечтах юноши. Он хотел вернуться на родину, но чувствовал привязанность к новому наставнику…
  Вечер спускался на лес, последние лучи растворились в небе, тысячами искр отскочив от стеклянно-бледного снега. Часть его поглотила все ещё тёплая земля, кое-где чернели проталины с мёртвыми побегами, но Икс так и остался скованным. Ганем разжег камин, воспользовавшись простым, но незаменимым заклятием, устроился в кресле, решив скоротать вечер ожидания за книгой. Юный колдун не мог припомнить таких книг даже в Великих Архивах Галавы. В матово-черных обложках, гладкие, как слитки таинственного металла, стояли они стройными рядами на стеллажах в строжайшем порядке. Однажды Эдвин рассказал ученику, что книги эти он принёс из глубин Храма, Нижних Катакомб, где в глубокой древности укрывался загадочный народ, пока время и природа не уничтожили все следы их пребывания. Все, но книги остались. Большинство из них были написаны на неизвестном языке, хитросплетения изящных черт костных белил выстраивались в символы, слова, строки – неизвестные мысли, запретные изречения. Но некоторые книги были написаны на старинном наречии, известном колдунам – рунической письменности некромансеров. Эдвин научил Ганема знанию понимать этот язык. И маг смог читать сказания, ведь эти книги были ничем иным, как сборниками повествований о странных существах, неисследованных местах, о героях, вершителях и пророках. В них упоминался мир, отделённый от Нокса гранью волшебства – до сей поры не погибли слухи о том, что Сфера вернулась именно оттуда.
  Погруженный в мысли первых летописцев, Ганем не заметил, как ночь обступила лес, огонь в камине давно угас, холод проникал сквозь незримые щели. Лишь когда ветер из открывшегося окна затушил свечу, Ганем вернулся в реальность из мрачных, но приятных грёз. Подойдя к окну, ученик различил огни, мелькавшие среди уснувших стволов. По Западной дороге шёл отряд, не таясь, вскоре о его прибытии возгласили колдовские Горны. Отряд, покинувший Икс более трёх лет назад, вернулся. Любопытство овладело юношей – великие колдуны ушли в этот поход, Эдвин долго рассказывал об их заслугах и целях. В единое мгновение Ганем одел колдовское облачение, нашёл в складках постели свой шлем, накинул подбитый шерстью плащ снежного цвета, и отправился в Икс. Небывалая суматоха царила в городе. Колдуны вошли в Икс как герои, но лица их были печальны, глаза без капли торжества встречались со знакомыми взглядами, улыбками и овациями. Когда колдуны вышли на площадь, посреди которой рос раскидистый дуб, окутавший могучими корнями замерзший фонтан, музыканты заиграли мелодичное приветствие, люди стали готовится к угощению, из таверн выкатывали бочки дан мирского сидра. Но шедший впереди старец, укутанный в складки выцветшего темно-зелёного плаща, поднял свой посох-факел высоко над головой, и негромко сказал, хотя его печальный голос расслышали все, несмотря на гвалт и музыку:
 - Торжества не будет, собратья. Ибо сегодня мы горевестники, потерпевшие неудачу. 
  Радость затмилась также быстро, как и вспыхнула, лица встречавших горожан с вопрошанием смотрели на старца, и только теперь заметили, как он изменился. Его волосы и борода поседели как весенние горные потоки, лицо оплела сеть морщин. Долгая и беспощадная дорога пригнула Мастера-Колдуна к земле, от его горделивой осанки не осталось следа. Глаза потускнели, одежды поблекли, даже силы покинули великого Карвинда. Тоже случилось и с остальными. Внезапно женский крик раздался в толпе, и с опозданием появилось ещё одно жуткое знамение. Слишком многие не вернулись. За безумием радости, за пеленой восторга жители Деревни Икс не заметили, насколько поредел отряд. Их осталось меньше половины – двенадцать, из ушедших сорока шести. Страх чувствовался в завывании возмущённого ветра, в молчании каждого. Лишь смертоносный плач утратившей сына женщины безжалостно разрубал тишину, карая каждого, невиновного. Следом ещё один вздох ознаменовал потерю, и ещё не одна слеза сверкнула в отблесках траурных факелов этой ночью.
  Карвинд, окруженный зловещей тишиной, поднялся на деревянный постамент, ибо ему было что рассказать. Ганем, тем временем, вошел в город, его встретили обречёнными взглядами. И ученик колдуна услышал рассказ, сильно напоминавший сюжеты черных книг. Слова молниями прорезали холодный воздух, намертво, навечно отпечатавшись в сознании каждого, кто вышел ночью на площадь. Эдвин все ещё не вернулся из храма, но его ученик старался не упустить ни единого слова, дабы потом пересказать их наставнику. Где-то за стенами Икса выли волки, пережившие страшные ночи, овражники недовольно скрипели в порывах свирепого ветра, тонкие прутья веток обламывались при малейшем движении. Этот угнетающий шорох, вой и плач вторили словам Мастера-Колдуна:
 - Пусть первое, что я скажу в этот вечер вам, друзья, собратья – будут мольбы о прощении. Именно по моему замыслу мы отправились в этот гиблый поход за смертью, это мои неправильные выборы и решения принесли столько несчастья. Поэтому, я прошу вашего прощения. Знаю, мои слова не вернут погибших, не залечат раны на сердцах их близких. Это только слова, слова просьбы древнего, выжившего из ума старца… Молю вас, простите меня.
  Более искренних слов Ганем не слышал никогда. Карвинд опустил взгляд, но его голос не дрогнул. В толпе зашептались, кое-кто со всепрощающей улыбкой вслух высказал слова ободрения, но все ещё недоумение читалось в глазах многих.



 - Что ж, пришло время рассказать все, - устало проговорил Карвинд. Пламя его посоха сгибалось под непогодой, очерняя лицо колдуна тенями глубоких морщин и шрамов. Воспоминания причиняли боль, но Карвинд продолжил, - Ушли мы три года назад, на исходе лета. Нас было сорок шесть, сорок шесть отважных колдунов, отправившихся за ответами на Восток. Никто из нас не мог предвидеть провала, сокрушительного и бесповоротного… Я избрал дорогу на Юго-Восток, в стороне от Иссохших Лесов. Тридцать дней мы упорно искали заветную тропу по краю непроходимых древесных пущ, пока, наконец, не нашли её… Мы вышли к Огнистому Перевалу через две недели. Горы к югу от Дан Мира неприступные, но и вулканов среди них меньше. Месяц мы потратили на переход через Алые Пики, в последний день осени, мы уже провожали солнце за окоём нашего пути. Так наш отряд вступил на неизведанные земли, в опасную долину жара и холода – долину в самом сердце Огнистого Кряжа, на дне которой протекала могучая река, разбивая каменную плоть бушующими потоками. Именно эта река задержала нас настолько надолго. Прошли долгие ночи поисков брода через кипящие заводи, переправы над кислотными озёрами. У нас подходили к концу запасы пищи и воды, разумы многих начали видеть лишь слабый призрак тщеславия в этом походе, я со дня на день должен был объявить об отходе… Но не успел. Ибо судьба бросила нам приманку, манящую, долгожданную – произошло извержение одного из вулканов, в результате чего студёный рукав реки слился с раскаленной магмой, образовав временный мост-плотину. И мы устремились вперед, тогда была совершена первая ошибка. Во время переправы долину накрыл шторм страшной силы. Вода вздыбилась, и, к несчастью, её потоки отрезали путь назад, унеся жизни десятка колдунов. Их имена не будут названы, пока в Храме не увековечат их деяния…  И вновь горы преградили нам путь на закат. Это была правая цепь Огнистого Хребта, истощенная, но покрытая редколесьем. Там наш отряд восполнил недостатки провизии. И, опять же, только для того, чтобы столкнуться с ещё большими горестями. На исходе первого года мы вышли на то, что в легендах называют простором. Равнина, без края и границ, там негде было укрыться – сплошь титаническое поле, над которым нависло темное небо, коронованное бушующим потоком безостановочного шторма. Солнце меркло под вспышками тысяч молний, ветер достигал такой силы, что равнина, поросшая высокой сухой травой, отдавала целые побеги и комья бесплодной земли. Грохот обращал каждое слово в шепот, а существа, населявшие эту страну вселяли ужас: огромные звери, похожие на теней-исполинов чинно и монотонно вышагивали по простору, являясь их полноправными владыками. Их лапы, усеянные длинными когтями, что стволы деревьев с тучей корневищ впивались в бесплодную, истощенную почву… Затем мы совершили вторую дерзкую ошибку, продиктованною самоуверенностью – мы пошли дальше на Запад¸ под полог чёрных туч, под пелену несмолкаемого грома, под сеть негасимых молний. Под ногами хрустел многолетний соляной пласт, точно слой не сошедших снежных хлопьев. Простор приветствовал нас проливными дождями, мокрая соль становилась багровой, и казалось, что наш отряд идет по колено в крови…
   И когда желание превысило силы, мы решили повернуть назад, домой, на Запад. Но только сейчас мы с ужасом заметили, в какую ловушку заманил нас беспросветный небосклон. Взорвавшись хохотом раскатов, стихия обрушила на нас весь свой гнев, все свои силы, - колдун закрыл глаза, воспоминания становились невыносимыми, - Никогда я не видел такого ненастья. Молнии опускались до земли, рассекая простор оврагами, испепеляя моих собратьев. Но я ничего не смог поделать, и было слишком поздно. Мне не ведомо, сколько мы шли наугад сквозь ночь и шторм, но однажды все прекратилось, не осталось и следа от бури, тучи разметал ветер, поднимающийся с земли. И тогда нашим глазам открылась крохотная награда за утраты и страдания, частица цели нашего путешествия, очередная загадка, на которую Запад не может дать ответа. Среди безупречной глади простора, словно знамя непокорного развевалась на ветрогоне знакомая изумрудная трава, окутавшая Курган. Какие силы таились в нем, кому принадлежала усыпальница – мы выяснить не смогли, однако в нашей памяти надолго отпечаталась едва заметная тропа к Кургану, его величие и загадочность. От зрелища тайн нас отвлек ужасный вой – все мы, двенадцать счастливых неудачников обернулись, дабы увидеть чудовищного исполина, грозящего смести незваных гостей одним взмахом. И тут опять случилось невероятное – когда мы приготовились отступить к Кургану, то ко всеобщему изумлению, он исчез. Вместо него появилась горная цепь, та самая, с которой мы сошли несколько месяцев тому назад. А позади все также недосягаемо расстилался ненавистный простор под матово-черным небом, где гуляли по своей воле необъятные тени-исполины. Мы не рискнули вновь ступать на простор, мы вернулись обратно, истощенные и проигравшие. Восток оказался чужд нашим силам, в его границах властвуют другие законы и порядки, преступление которых равносильно смерти… - и Карвинд сошел с помоста, но ещё долго каждый слушатель повторял про себя последние слова Мастера-Колдуна.
 
   Стараясь не упустить ни слова, Ганем передал рассказ своему учителю. Эдвин вернулся ранним утром и жалел, что не смог присутствовать на возвращении отряда, пусть не принесшего в Икс ничего, кроме печали и траура. Всю следующую неделю Эдвин пытался поговорить хоть с одним из участников похода, но их истощение превратилось в болезнь, сменившуюся тяжелой лихорадкой. В третью ночь от неизвестного недуга умерли ещё два участника экспедиции, жрецы Храма и оставшиеся колдуны прикладывали все усилия, чтобы хоть как-то облегчить страдания путешественников. Но всё оказалось напрасно. Через восемь дней Карвинд оказался последним выжившим участником похода, но время собиралось безжалостно исправить эту оплошность. В последние часы жизни Карвинд пригласил Эдвина к себе, дабы рассказать историю ещё раз и передать Поручение.
   Долго беседовали два легендарных колдуна, хотя обычно смерть не проявляет снисходительность. И когда Карвинд почувствовал её присутствие, старик дрожащей рукой достал из-под подушки футляр со свитком:
  - Теперь ты знаешь правду, - судорожно проговорил Мастер-Колдун. – И правда эта больше, чем самое желанное сокровище. Я выбираю тебя своим приемником, ты станешь новым Мастером-Колдуном, защитником ордена, достойнейший из достойнейших. Вчера ко мне приходил Келеран, он знает о моём решении, он посвятит тебя… Дай мне руку, Эдвин Охотник, силы уже покидают меня…
   С этими словами умирающий схватил протянутую руку и вложил в неё футляр, сказав хрипло и негромко:
  - Это поручение. Оно пришло всего два дня назад, мне кажется, что в Галаве произойдет ещё одно событие, звено, которое замкнет цепь загадок и тайн нового времени… Там решится многое, или нигде оно уже не будет решено. Прочитай письмо внимательно,  положи конец этим тёмным дням. Алдвин… Он пытался это предвидеть, он искал ответ на Востоке, но никогда не переступай Огнистый Хребет, Эдвин. Никогда. Ибо лишь смерть властвует в тех краях… - Карвинд закрыл глаза, кашель срывал последние слова, предсмертное напутствие, - Выполни моё поручение, Эдвин. Ибо никто больше не сможет, никто уже не в силах, время первых героев прошло. Безвозвратно… А теперь иди. Оставь меня со смертью наедине…
   Вот так уходил из жизни ещё один колдун. Эдвин чувствовал всей душой, что ещё одна некая запись, ещё одно неотвратимое пророчество осуществилось. От бессилья перед буквами, перед записанными словами сводило дыхание, разум затмевала ярость и недоумения. Быть может, Галава станет ключом в раскрытии этого зловещего сценария… Время покажет, но и оно повиновалось словам и знакам. Эдвин встал и ушёл, навечно стараясь забыть дорогу к дому старого друга, впоследствии опустевшему и забытому. Впереди раскинулся Икс, встревоженный, но засыпающий. Ни слова прощания не было сказано в тот вечер – ибо так принято прощаться у колдунов.   
 

22
NoX / Разговоры о Nox 2
« : 26/03/2010 22:56:13 »
Возможно, представлние результатов проделанной работы в более существенном виде поможет привлечь большее внимание к этому проекту. Хотелось бы узнать хотя бы очертания будущего сюжета, ибо он прежде всего предполагает последующий порядок действий, как то:
1) Направление музыкального сопровождения;
2) Стилизация графики:
3) Специализация программного кода.

P.S Сюжет Нокса - хрупчайшая его состовляющая, его изменение/продолжение должно сохранить дух и атмосферу оригинала. Кто же решил взять на себя столь ответственную работу?

23
Сыграли хорррошо! Результаты оформлены соответственно (хорррошо). Программа Гаретта работает на ура. Лично мне запомнилась игра в CTF, когда в оба уха на меня ворчали и братец и Бритнот (как уж такое не запомнить), также из ярких воспоминаний о сегодняшней игре можно выделить блиц-турниры на аренах.
P.S Интересное применение ловушкам я нашёл, не так ли?  :D
P.S.S Ах да, ещё небольшая просьба, не могли бы Небожители, оформляющие результаты отмечать меня как Агара (Маг-Не-Пользующийся-Лучом-Смерти- :) ), а то становится как-то обидно, когда видишь в списках лишь своего братца.

24
Глава -4-
Воскрешение. Три года.
  Икс навсегда останется в моём сердце, в моем разуме как обитель спокойствия, где время не приносит боли и несчастий...  Именно поэтому я покидаю её, Жандор… Покидаю навсегда.
Мастер-колдун Алдвин, 57 год Нового Летоисчисления

  Колдуны из Икса не пришли…
  Страшная осенняя гроза властвовала на небе. Солнце за прядями серых туч бледнело во вспышках ослепительных молний, точно дельтами рек растекавшихся по небосклону. Дождь лил, не переставая уже третий день. Оживленные дороги превратились в реки грязи, многие ручьи и небольшие реки вышли из берегов, утопив подлесок и овраги.
  Тело Эдвина горело от усталости и волнения. На его руках, укрытый плащом, покоился юный маг, спасенный от когтей смерти и ритуалов некромансеров, но не от проклятия… Его кожа почернела, глаза были сомкнуты с неимоверным усилием. Время от времени маг приходил в себя, говорил что-то на непонятном наречии, в страхе, хохоте и плаче он указывал на небо, цеплялся за плечи и голову колдуна, пытался укусить его за руки. Но Эдвин не первый раз спасал проклятого, хотя в его душу проникали сомнения.
  Краткие привалы в кронах развесистых ясеней, куда дождь не мог пробиться сквозь сеть из пожелтевших листьев, проходили в тихом бдении над проклятым. Тогда Эдвин отдыхал и поддерживал жизнь мага с помощью заклинаний и магических отваров, запасенных в походном рюкзаке. До Икса оставался день и ночь пути через пышный лес, именуемый Колдовскими Кущами. На востоке виднелись древние горы, недра которых полнились богатейшими месторождениями мановых кристаллов – материального воплощения магической энергии Нокса. Там располагались знаменитые Шахты, их тоннели, извиваясь и ветвясь, врезались глубоко в земную твердь. Много существовало легенд об этих древних проходах: одни говорили, что с Шахт начал свой путь Забытый Герой, принесший победу во Второй Войне, другие повествовали о странных и могущественных созданиях – демонах, правившими в незапамятные времена на Ноксе. Были сказания и о великой цепи проходов, соединяющей катакомбы Галавы, нижние уровни Шахт и Храм. Но эти предположения так и остались легендами, недосказанными, необъяснимыми. Запад скрывала пелена дождя, но за ней сокрылся Огнистый Хребет – родина прославленного Ордена Огненных Рыцарей. Развилка осталась далеко позади, Эдвин не стал задерживаться в столице торговцев. На Развилке любой: маг, воин, колдун или даже некромант – мог приобрести все. Туда как реки в котловину стекались превосходное оружие Огненных Рыцарей, прокалённое в  горнах Дан Мира, магические устройства и механизмы из Галавы, редкие товары и продовольствие из Форта. Некогда простой палаточной городок ныне превратился в оживленный центр свободной торговли – тихое время Нокса играло свою роль, старые раны затягивались, и никто не догадывался, что несёт всемогущий Рок этому миру…
  Эдвин решил бежать без остановок оставшуюся часть пути. Его сердце колотилось в груди, отяжеляя каждый последующий шаг, из-за прохладного дождя маг простудился и больше не говорил, лишь изредка хрипел и кашлял, сотрясаемый ознобом и конвульсиями ужасных кошмаров. Колдун чувствовал, как угасает жизнь юноши, проклятие вскоре должно сковать его душу, и тогда предсмертное безумие овладеет телом мага, выжигая остатки разума и жизнь. Тогда даже величайшие жрецы Храма не смогут помочь ему.
  Где же помощь, где же Каин? – эти вопросы неутихающим гулом пронзали раздумья, прерывали другие воспоминания и мысли. Мысленно Эдвин бросил призыв вперёд, но никто не ответил. Леса, когда-то полнившиеся жизнью, как океаны водой, ныне молчали, ни единого существа колдун не чувствовал в округе. Быть может, дождь всему причиной, но предвидение говорило о несчастье. Ведомый волей и желанием помочь жертве своих поисков, Эдвин ускорил бег, превозмогая усталость…
  Очередной разряд молнии осветил вдали западные ворота Икса, из-под крова леса проступали предместья – уютные усадьбы, окруженные ухоженными садами, манили к себе тёплым светом окон, различимыми струйками дыма из труб, но Эдвин не останавливался. Уже несколько часов маг лежал без движения, лишь едва различимое дыхание оправдывало жизнь. До триумфа проклятия оставалось не долго, но и Храм был близко – колдун уже чувствовал его силу, неизмеримую энергию и бескрайнее могущество Зверя, воплощения жизненной изменчивости. Завидев колдуна, смотрители ворот поспешили выйти на встречу из сторожки, но на властный взгляд колдуна не нашлось вопросов, они не теряя ни мгновения растворили ворота. Эдвин вступил в Деревню Икс, хотя сейчас это место превратилось в крупный город, оживлённый, но не многолюдный. Дома в два или в три этажа приветствовали колдуна огнём окон, но Эдвин пересёк город, не пытаясь поднять из-за савана дождя знакомые пейзажи, дорогие сердцу воспоминания могли подождать, жизнь на его руках угасала, сердце мага завершало последние циклы своих ударов.
  Ещё несколько часов изнурительного бега, ещё несколько часов не тлеющей надежды. Дождь начал утихать, его сменил пронизывающий ветер, беспокоящий мокрые кроны гигантских деревьев, растущих в самом сердце Кущ, где вот уже несколько веков возвышались белоснежные как кости мегалиты, похожие на иссохшие клыки самой земли, раскрывшей свой бездонный, неизведанный зев. Восходящее солнце, проступившее из-за туч, осветила грандиозный вход в Храм – великолепную гранитную арку на дне котловины. Последние века не прошли для Храма бесследно – трещины изрыли его горделивый лик, огромные валуны в некоторых участках вышли из общего строя, ощетинившись как зубья. Титаническое величие Храма не угасло, оно лишь скрылось за пеленой времени, ибо колдуны по древнему обычаю не могли восстанавливать его, реставрировать тени былых фресок и орнаментов, вновь созидать очертание стершихся знаков – то, что вечно, не терпит обновления.
  Эдвин остановился, оставил бездыханное тело у одного из камней и протрубил в свой Горн. Его звук устремился вперёд и скрылся в темной расселине прохода, где загремел как тысячи недовольных голосов. Колдун не мог войти под священные своды храма, лишь истинный жрец мог сопроводить его. Ответа не было долго, и Эдвин в отчаянии хотел преступить закон, как из храма вышел человек. Его желтые одежды сияли в лучах солнца, его золоченый двурогий шлем с янтарем выдавал могущественного священника Зверя. Он поднял свой посох и опустил его на землю, приглашая колдуна в Храм.
 - Эдвин, даже я не мог предугадать, что после стольких лет ты вновь вернешься в Храм, - тихо сказал жрец, увлекая колдуна с его ношей в холодную темноту, - Я вижу на твоих руках проклятого. Зверь попытается ему помочь. А пока оставь вопросы. Ритуал требует великого сосредоточения и чистоты мыслей.
  Верховный жрец Келеран. Никто не помнит его предшественника, ибо Келеран подчиняется Зверю с незапамятных времен. Его могущество и возраст идут вразлад с характером и внешностью: в нем нет жесткости и тщеславия Алесарда, его ученика, он говорит прямо и велеречиво, о прожитых веках говорят лишь глаза – бездонно глубокие, беспроглядно серые. И сейчас он вел с собой колдуна, того, кто раньше был исполнителем Храма. Эдвин спускался в самые тёмные глубины Храма, он был там, где не ступала нога живого существа, он видел бассейн Зверя, его самого… И остался жив.
  Вскоре из тьмы выступил огромный зал-купол, сплошь выстеленный грубыми гранитными плитами. В центре зала находилась лестница, ведущая глубоко вниз. Каверну освещали немногочисленные чаши с огнем и мириады свечей у самых стен. Жрецы, чинно проходили мимо, не одаривая пришельцев даже взглядом.
 - К алтарю, - сухо приказал Келеран. Своим посохом он указал на возвышение в конце зала, над которым причудливыми аркбутанами сходились в единый монолит опоры свода. Когда тело мага оказалось на холодном как лед камне, Эдвин отошел и с надеждой бросил взгляд на старого друга.
 - Сегодня он не умрет, - с исцеляющей душу улыбкой прошептал Келеран и призвал жрецов к ритуалу.
 По его приказу в блики огня выступили около дюжины служителей Зверя. Среди них Эдвин нашел много знакомых лиц – послушников и старших жрецов, новых исполнителей и наблюдателей. Внешний мир изменялся, подчиняясь власти неумолимого времени, в то время как Храм оставался неизменным, незыблемым стержнем мироздания.
  Храмовники встали в шестиугольник, в одной из вершин которого находился алтарь. Келеран поднялся к постаменту по стершимся ступеням, горизонтально поднял посох над головой и прочитал вызов. С первых слов древнейшей молитвы весь зал наполнился страшной энергией, потоки которой шли с глубин Храма. Эта сила была чужда магии, противоречива душе и воле. Каждое слово верховного жреца повторяли другие послушники, ритуал близился к своей кульминации. И когда от мощи незримой ауры Зверя стало невозможно дышать, щемило сердце и подкашивались ноги – тогда Келеран коснулся своим посохом тела юного мага. Секунда пронзительной тишины – и пугающий крик мага огласил свод, усиливаясь и уходя в недра Храма вместе с эхом. Но это не был крик страданий или боли, отчаяния или ненависти – это был крик новорожденного, возглас облегчения, звон упавших оков. Стук посоха верховного жреца возвестил об окончании ритуала, и храмовники исчезли также быстро, как и появились. Многие из них были лишены голоса, взамен на силы и мудрость Зверя. В свое время Эдвин мог пойти на такую сделку, но выбрал путь колдуна.
  Келеран тяжело опустился на ступени. Сколько ему лет? Столько же, сколько и Храму? Эти вопросы задавал каждый новый послушник, путем несоизмеримых жертв и лишений вступавший в Орден. Зверь появился в годы Первой Войны, именно после неё он поселился на нижних уровнях Храма. Но сама его сущность отсчитывала время от начала мира, от сотворения Храма, возведённого задолго до создания посоха Ярости. Что принес в жертву Келеран ради бессмертия? Каким могуществом обладает жрец древности? Эти вопросы так и остались легендами, передаваемые из поколения в поколение…
 - Зверь вернул ему жизнь… - сказал Келеран, с трудом оставаясь в сознании, - Повинуясь заветам, он должен остаться в Храме и присоединиться к Ордену, дабы искупить своё спасение. Но ты уже сделал это за него. Он скоро очнется. А теперь ты должен покинуть Храм.
 - У меня есть вопросы к тебе, Келеран. Да и ты будешь не против узнать новости с Юга, - ответил Эдвин.
  Келеран поднялся. Силы вновь вернулись к нему, голос обрёл твердость, но доброта не пропала:
 - Не в этот час, бывший исполнитель Ордена. Ритуал отнял много сил и времени, а для Зверя ни то, ни другое не имеет значения. Приходи завтра. Отдых тебе не помешает.
  Маг очнулся. Он вновь походил на человека, только истощение правило его движениями, и мутная пелена усталости не спала с лазурных глаз. Сознание не до конца вернулось к юноше, Эдвин взял его за руку и повел следом за Келераном прочь из Храма.
  Копья солнца вонзились в глаза, когда могущество Храма и воля Зверя остались в вечной тьме таинственных сводов. Повинуясь совпадению, тучи рассеялись, отголоски недавней бури ещё можно было разглядеть на горизонте. На смену пришел порывистый ветер, дыхание осени – капли хрустальными бликами опадали с листьев и стеблей. Вид жизни, способность осязать, видеть, действовать – повергли мага в неописуемую радость, темень проклятия порой лучше смерти смывает воспоминания о цвете и счастье… Но все ещё он не мог выразить мысли словами, передвигаться самостоятельно – пройдет немало времени, прежде чем к нему вернётся сознание и силы, до тех пор юноша мог лишь тихо плакать, наблюдая утраченное и вновь обретённое…
  Маг и колдун не спеша направились в Икс. Казалось, минуты они пробыли в храме, однако день клонился к закату. Впереди виднелся перекресток, обозначенный такими же бледными глыбами, из которых был сделан Храм. От них Эдвин с юношей пошел по южной дороге и вскоре они прошли по знаменитому Мосту через Икс, разлившийся за долгие дни дождей. Деревня была обнесёна укрепленным частоколом, навесом которому служили раскидистые кроны дубов и овражников, северных врат не было – ибо Монастырь, Храм и Орден Колдунов хоронились под самой надежной защитой – многовековых гигантов Колдовской Кущи.
  Эдвин не видел своих собратьев, великих колдунов, с которыми провел большую часть жизни. Странное беспокойство заглушала неизмеримая усталость, на слова и расспросы не осталось сил... Все могло подождать, до поры… Быть может, они вновь пустились в поход, какие обычно случаются перед холодами. Многие обыватели, признав в южном охотнике старого знакомца, со всем радушием приветствовали его, но встретив пустой, истощенный взгляд, понимающей кивали. Многие в Иксе знали правду о колдунах, здесь к ним не испытывали ни ненависти, ни обиды – простые жители верили, что если бы не их труды, то весь Срединный Нокс поглотили желания Зверя и хаос природы…
  За те годы, что Эдвин служил охотником в Эре, Икс мало изменился – жизнь шла своим циклом, здесь не было погони за знаниями и превосходством, каждый человек пытался сделать существование чуть легче, не забывая об окружающих. Дома по-прежнему возводили в едином стиле, из прекрасной древесины, по вечерам на мощеных улицах уютно горели фонари, лавки и магазины, трактиры и колдовские мастерские манили к себе роскошными товарами и умеренными ценами. Но Эдвин шел мимо, колдун возвращался домой…
  Позади замкнулись створки восточных врат, впереди раскинулась дорога, ведущая к Развилке. Много лет назад этот путь носил звание самого опасного в Ноксе, в непроходимой Куще царствовали не только дикие звери – полчища разбойников могли даже совершать набеги на предместья городов, а один раз попытались овладеть Иксом, за что дорого поплатились. К нынешним временам разбойников не осталось, все они либо пали от стрел колдунов, либо умерли от голода в самых удушливых чащобах. Полчаса по дороге, и Эдвин повел своего спутника по едва заметной тропке. Она вывела их на лужайку, поросшую чабрецом и понурым зверобоем, со всех сторон поляну обступили деревья, будто уберегая от опасности. Где-то за ними плескалась вода в полноводном Иксе, и в тени особо могучего ясеня примостился уютный, но давно покинутый дом. Над душой Эдвина взошло солнце, воспоминания пряным каскадом поднялись с глубин сознания, в голос, шепча слова минувшего…
 - Вот теперь мы дома… - вздохнул колдун и направился к искусно украшенной резьбой двери, поросшей лишайником и мхом, но все ещё невероятно крепкой. Эдвин прошептал слова, казалось, давно забытые, но сокровенные.
  Взору открылся дорогой сердцу вид, хотя и затуманенный временем: камин, украшенный паутиной с прошлогодними листьями, стол, на которой так и лежала незакрытая книга, теперь высохшая и попорченная. Несколько книжных полок у стен, шкаф и стеллаж у окна, в середине – два плечистых кресла, справившихся со временем. Сколько времени провел здесь Эдвин с учеником? Для него это была прошедшая вечность, мириады счастливейших часов его жизни… Колдун устало вздохнул – что ж, если ему и юному магу предстояло здесь поселиться, начинать надо было с уборки…

  Три года прошли как одно мгновение, как ещё одна незаметная вечность. Маг пришел в себя только через шестнадцать месяцев, все это время Эдвин старался окружить его заботой, чувствуя за собой вину. Юного мага-ученика звали Ганем. По его рассказам, он вместе с отцом отправлялся в Эр по поручению верховного архимага. Но нападения он не помнит, лишь тьма осталась в его воспоминаниях. Кроме отца у юноши никого не было, и Эдвин решил взять его в ученики, ибо чувствовал свой жизненный путь незавершённым. Ганем принял предложение с превеликой радостью. Осенью третьего года состоялось посвящение. Говорят, переучивать мага бесполезно, однако Ганем учился быстро, обладая врожденными магическими способностями мага. Вот лук ему давался плохо, но силе заклинаний завидовали многие сверстники-колдуны.
  За три года произошло не мало событий: Эдвин узнал, что почти все старшие колдуны вместе с мастером ушли далеко на запад, по следам Алдвина. Это предприятие планировалось давно, и неудивительно, что колдуны до сих пор не вернулись. Каин нашелся тоже довольно быстро – в буре он повредил крыло, поэтому не смог доставить сообщения, но уже через несколько дней смог снова взлететь. Колдуны Эра отреклись от своих северных собратьев, провозгласив полную независимость. Что за этим стояло, Эдвин не знал. Возможно, вскоре пришлось бы вернуться в Эр, но клятва действовала до сих пор, и колдун постоянно откладывал свою очередную охоту. Также с юга шли тревожные вести, Лес становился все опаснее, путники гибли в его корневищах, тени объявились в сумраке хвощей и плаунов… Маги Галавы освоили новые острова, на одном из них обнаружили чрезвычайно прочный камень, из которого они решили заново отстроить свой замок. Дан Мир стоял, нерушим это время, все, что происходило за его стенами было не ведомо ни магам, ни колдунам… Некроманты больше не объявлялись в южном Ноксе, Тайное Братство решило перенести свой главный штаб в Эр… Многое случилось, но время оставалось прежним, стремительно медлительным, пронзительно мирным. Мало что предвещало ужасные беды, люди стали забывать о войне, о смерти, битвы теперь можно было наблюдать разве что на картинках книг... До поры… Пока отряд колдунов не вернулся из своего похода со страшными вестями...



25
NoX / Помощь в прохождении
« : 03/03/2010 13:34:23 »
  Если это те плиты, которые в прихожей Земли Мёртвых, то от них есть две двери - одна на юг, другая на север. В первой, по моим воспоминаниям, нужно пройти коридор с осыпающимся полом, дойти до рычага и повернуть его.В верхней двери будет коридор с колоннами, из-за которых выскакивают скелеты. Нужно пройти дальше, миновать шипованную давилку и выйти на такое же поле, в середине которого - кнопка. На неё следует положить предмет, а дальше возвращаемся к плитам, они должны начать медленно отъезжать в сторону.
P.S Что то давно я это проходил, в больших деталях и подробностях не вспомню...

Страниц: [1] 2 3

Страница сгенерирована за 0.082 секунд. Запросов: 17.